Languages

  • Юрий Альберт
  • Никита Алексеев
  • Юрий Аввакумов
  • Константин Батынков
  • AES+F
  • Дмитрий Гутов
  • Александр Бродский
  • Алексей Булдаков
  • Ольга Чернышева
  • Владимир Дубосарский - Александр Виноградов
  • Андрей Филиппов
  • Алексей Политов и Марина Белова
  • Алексей Кострома
  • Юлия Мильнер
  • МишМаш проект
  • Андрей Молодкин
  • Николай Полисский
  • Александр Пономарев
  • Сергей Шутов
  • Хаим Сокол
  • Владимир Тарасов
  • Ростан Тавасиев
  • Леонид Тишков

О выставке

Выставка «Russian Dreams…»
Куратор: Ольга Свиблова
Ассистент куратора: Екатерина Кондранина
Дизайнер: Юрий Аввакумов
Организатор выставки Multimedia Art Museum, Москва

Проект «Russian Dreams…» представляет творчество двадцати трех современных российских художников, среди которых такие звезды, как: Владимир Дубосарский и Александр Виноградов, группа AES+F, Александр Пономарев, Дмитрий Гутов, Сергей Шутов, Ольга Чернышева, Алексей Кострома, Владимир Тарасов и другие. В проекте также участвует и новая генерация молодых художников: Алексей Булдаков, Хаим Сокол, Ростан Тавасиев, группа МишМаш, Юлия Мильнер. Если первые представляют поколение, которое сформировалось в 1980–1990-е годы, когда в российском искусстве доминировал соцарт с его иронической деконструкцией советских мифов, то молодые художники сложились уже в новой постперестроечной России. Выставка «Russian Dreams…» представляет российское искусство, созданное в новой России после путча 1991 и распада СССР. Искусство, представленное на выставке, анализирует переходный период новой России, пытающейся обрести стабильность, осуществить поиск новых базисных ценностей и дальнейших путей развития как общества в целом, так и искусства в частности.

России традиционно свойственна мечтательность. Основой большинства русских сказок является история об Иванушке-дурачке, который без малейших усилий в конце сказки становится царем. Эта карнавальная трансформация, кстати, отразилась и в главном слогане социалистической революции «кто был никем, тот станет всем». Мечта о возможности построения принципиально новой жизненной и духовной реальности послужила толчком к невероятному всплеску российского искусства начала ХХ века. Русский футуризм и модернизм, творчество Казимира Малевича, Александра Родченко, Павла Филонова, Владимира Татлина и других – результат художественного мифотворчества, замешанного на большой социальной утопии. Но высокие идеалы революции очень скоро трансформировались в тоталитарную идеологию. Русский авангард в своей стране на многие десятилетия оказался под запретом. Второй всплеск российского искусства в ХХ веке приходится на время 1970–1980-х годов. Это был период искусства андеграунда, связанный с именами Ильи Кабакова, Эрика Булатова, Леонида Сокова, Виталия Комара и Александра Меламида и других. Энергетику соцарту обеспечивала оппозиционная игра с массовыми клише советской идеологии.

Первые годы новой России – период переходный: новая мифология и новая мечта оказались необходимы людям для выживания, а художникам для творчества. Вот почему российское современное искусство обращается к истокам национальной философии дореволюционного периода, к опытам русского футуризма и советским мифам, стремящимся к реконструкции и самовоспроизводству. Выставка «Russian Dreams….» – художественный анализ процесса мифотворчества и попытка фиксации того, как этот процесс протекает в современной России.

Нынешний век наполнен агрессией: она витает в воздухе и переживается всеми и каждым. И многие из инсталляций этого выставочного проекта суть своеобразное художественное заклинание этой агрессии, попытки если не уничтожить ее совсем, то хотя бы смягчить. Так, Алексей Кострома оперяет легким белым пером пушку. Ноты-пули Дмитрия Гутова воссоздают партитуру фортепьянного трио Дмитрия Шостаковича, написанного в 1944 году, во время Второй мировой войны. Звук пуль не прекращается и сегодня. Работа художника – визуальная мечта о мире без пуль. Группа МишМаш в проекте «Будь мягче» одевает камни в связанные вручную носочки. Есть время камни разбрасывать и время собирать: МишМаш пытаются камни собрать и бережно укутать.

Мечта о великой империи периодически оживает в российском сознании и неслучайно на выставке оказались мавзолей из домино со стразами Swarovski Юрия Аввакумова и спираль из двуглавых орлов Андрея Филиппова.

Русский авангард с его динамичными, устремленными в будущее диагоналями и жесткими конструкциями, вдохновлялся мечтой о прекрасном будущем. Сегодня работы Казимира Малевича и Эль Лиссицкого превратились в бренды, проникнув в массовую культуру. Один из самых молодых участников выставки Алексей Булдаков в своем видео приводит в движение супрематические элементы под характерные звуки порнофильмов, еще одного востребованного товара поп-культуры.

Опыт российской истории ХХ века показал, как под катком великой идеи из истории исчезает конкретный человек. Сегодня мечтается о возврате уважительного и заинтерсованного отношения к индивиду. Работа Ольги Чернышевой «Улица сна» зафиксировала запущенную подмосковную деревню, где с таблички с названием улицы Лесная облетели буквы, – так вдруг  появилась поэтическая улица Сна. Убогие заборчики из спинок железных кроватей огораживают частные миры, внутри которых, по-прежнему, делаются зимние запасы варений и солений. Этот сновидческий мирок, выпавший из темпа и ритма нарождающегося капитализма, консервирует первозданную чистоту человеческой души, умиротворяя тихой поэзией бытового и стоического выживания человека на обочине истории.

Работа Хаима Сокола «Котлован» отсылает нас к одноименному роману Андрея Платонова, русского писателя, ярче других показавшего бездну, зияющую между жизнью «маленького человека» и огромной мечтой, которая и вдохновляет и подавляет его существование.

Ностальгически-элегическая инсталляция Владимира Тарасова, композитора и художника, соавтора некоторых работ Ильи Кабакова, связана с воспоминаниями художника о детстве в северной деревне Чушала, где дети и взрослые мечтали, сидя в избе перед распахнутым окном. В мире, где страх и агрессия внешнего мира заставляют людей наглухо закрывать свои жилища и свои сердца, для художника открытое окно становится спасительным символом и жизненной метафорой.

Художник Леонид Тишков и фотограф Борис Бендиков создали «Частную луну», очеловечив «холодное светило». Луна – диктатор, определяющий ритмы мироздания и человеческой жизнедеятельности. Леонид Тишков, взяв Луну в путешествие по просторам огромного мегаполиса, садам и подземельям, заброшенным комнатам старого деревенского родительского дома, приблизил ее к себе и людям. Так, по-своему, он воплотил идеи русского космизма, которые были и остаются питательной средой для русского искусства.

Юрий Аввакумов в работе «Игарка» нанес на фотографии города, расположенного в Красноярском крае, за пределами полярного круга, созвездия, символически обратив взоры его жителей – в основном потомков политзаключенных – в космос. Этот город в 1930-е годы должен был строить великий архитектор, авангардист и утопист Иван Леонидов, также увлекавшийся философией космизма. Но проект так и не был реализован, и город остался заброшенным захолустьем. Сергей Шутов побывал в том же Красноярском крае, городе Железногорск, построенном заключенными ГУЛАГа, где производят плутоний и космические спутники. Естественно, что производство огорожено колючей проволоки, которой когда-то был опоясан и ГУЛАГ. Из колючей проволоки Шутов и изобразил небесную продукцию закрытого города – спутники и ракеты, переместив тем самым границы земные в космос.

Работа «Defile» группы AES+F инспирирована идеями русского религиозного мыслителя и философа-футуролога, одного из основоположников русского космизма Николая Федорова, в основе концепции которого лежала мечта о физическом воскресении людей. Группа AES+F обращается к идеям Федорова, напоминая нам о смерти как базисной экзистенциальной проблеме человеческого бытия, и к идее преодоления смерти в моральном и физическом аспекте. Одновременно художники развивают тему критики гламура и консюмеризма: при помощи компьютерных технологий тела мертвых людей оказываются облачены в одежды, предназначенные для модного дефиле.

Космос для Юлии Мильнер – это реальные фотографии галактик, созданные при помощи сложнейшей аппаратуры учеными-астрономами. Сквозь космические пейзажи в ее видео «Universe» проступают тотемные знаки вечной женственности Вселенной.

Механические приборы в инсталляции Александра Пономарева «Генератор нимбов» производят дымовые кольца-нимбы, тающие в высоте на глазах у зрителей. Так поэзия и мечта в нашей жизни то проявляются, то исчезают.

Мечта о воздвижении башни, ведущей в небо, присуща каждому generation next. Ростан Тавасиев строит свою башню из кубиков, уравновешивая принципиально неустойчивую конструкцию. В каждый из них он упаковывает свой космос и свое небо, делая свой диалог с русским модернизмом намеренно инфантильным. Этим он снимает жесткие оппозиции прошлого и настоящего, мягко и весело намечая вектор движения вверх, в будущее.

Николай Полисский уже самим процессом творчества воплощает мечту в реальность. В свои художественные акции он втянул всех жителей заброшенной некогда деревни Николо-Ленивец. В результате коллективного воплощения поэтических метафор художника, стихия игры и праздника захватывает жителей деревни, становящихся соучастниками творческого процесса и аккумулируется в созданных ими объектах и инсталляциях. Лэнд-арт акции художника инспирированы народными обычаями и опытом русского искусства. На «Russian Dreams…» – это огромные деревянные грачи, птицы символические и межевые, обещающие и сигнализирующие приход весны.
Весна в российском сознании еще и метафора для определения политической ситуации. Так, время демократических реформ Никиты Хрущева принято называть «хрущевской оттепелью». Мечта о демократии – это еще и мечта о весенних преобразованиях, пробуждающих природу, человека и социум. Инсталляция Андрея Молодкина повторяет слово «ДЕМОКРАТИЯ» дважды. Это, во-первых, скульптурная композиция из трехмерных букв, заполненных нефтью, стоящих на пути зрителя, как забор. И во-вторых, световая конструкция на стене, где слово сияет, написанное в родченковской перспективе. Составленные вместе они воссоздают супрематическую композицию того же русского авангарда, который был и остается главной референцией современного русского искусства.

Современное русское искусство сегодня может быть ироничным и поэтичным, агрессивным и лиричным, как русская душа, которая, как известно, загадка…

Ольга Свиблова, Директор Multimedia Art Museum, Москва

Copyright © 2008 Московский дом фотографии, mdf.ru
Сделано в Стерно.Ру